Новости
Чемпионат РоссииКубок РоссииЕврокубкиСборныеПляжный волейболНовости ВФВЛента новостейОбзор прессыFacebook











Обзор прессы
НовостиОбзор прессыИнтернет-СМИ 2 апреля. «Юниверсум.рф». Михаил Подлозный: «Со временем приходит понимание, что нужно делать и как»
2 Апреля 2014, 13:36Печать
Интернет-СМИ 2 апреля. «Юниверсум.рф». Михаил Подлозный: «Со временем приходит понимание, что нужно делать и как»

В обстоятельной беседе с редактором «Юниверсума» заместитель генерального директора ВФВ Михаил Подлозный рассказал о самых насущных проблемах мужского чемпионата России и поделился опытом проведения международных соревнований высочайшего уровня в России. Михаил Николаевич – мастер спорта СССР и заслуженный тренер РФ, в прошлом – игрок, тренер и администратор ЦСКА, ныне – незаменимый сотрудник федерации, без участия которого с 2006 года не проходит ни одно крупное волейбольное событие в России.

Об изменениях в формате плей-офф суперлиги

- Позднее решение ФИВБ о проведении клубного чемпионата мира в мае поставило национальные федерации по сути в безвыходное положение, это понятно. Но почему в таком случае, «окно» под возможное участие российской команды в клубном чемпионате мира не было задумано сразу после решения ФИВБ? Из тех соображений, что наши команды могут и не выиграть Лигу чемпионов? Как вели себя в этом отношении другие «сильные» федерации?

- Действительно, ФИВБ в этом году поздно приняла решение о смене сроков проведения клубного чемпионата мира. Вы правильно поняли наши мотивы, мы не стали менять расписание чемпионата России сразу, потому что Белгород мог и не выиграть Лигу чемпионов. Волейбол – игра непредсказуемая, могли ведь и проиграть в финале турецкой команде. И тогда для чего бы мы огород городили, меняли всю финальную часть чемпионата? Мы отталкивались от реалий. А реалии таковы, что до победы Белгорода в Лиге чемпионов и до изъявления командой желания участвовать в чемпионате мира, мы ничего менять не могли. В целом решение ФИВБ я считаю правильным. До этого наши команды осенью приезжали на клубный чемпионат мира в разобранном состоянии. От возвращения лидеров в клубы из сборных до начала турнира проходила буквально неделя. Ни отдохнуть, ни подготовиться за такой срок невозможно. Сейчас наша команда обкатана, надеюсь, что за оставшиеся до старта чемпионата мира игры обойдемся без травм, и тогда в этом году вполне реально будет выиграть клубный чемпионат мира.

Что касается других федераций и лиг, то итальянцы, например, тоже никаких изменений не предусмотрели. Изменения в их календаре связаны только с тем, что 16 мая начнутся отборочные соревнования к чемпионату Европы следующего года, клубный чемпионат мира тут ни при чем. Эти сроки были, кстати, утверждены административным советом ЕКВ тоже только в феврале месяце. По правилам за две недели до старта соревнований национальные федерации имеют право потребовать, чтобы игроки были в составе своих национальных сборных. Так что уже 1 мая часть игроков могут затребовать из итальянских клубов. И Италия перенесла окончание своего чемпионата на неделю раньше, на 11 мая. Наши трудности, как видите, вовсе не уникальны.

- То есть, правильно ли я понимаю, что в этих условиях возможности просто передвинуть окончание чемпионата России на более поздние сроки вовсе не было?

- Нет, конечно, не было. У нас первоначально чемпионат мог закончиться 18 мая. Это абсолютный предел, потому что уже 15 числа мы обязаны подать в ЕКВ подтверждение участия наших команд в еврокубках. Так что мы даже и тогда шли на определенный риск. Кроме того такой перенос был бы просто жесток по отношению к белгородской команде. Если женское казанское «Динамо» играет клубный чемпионат мира в Цюрихе, да и матчей у них меньше, то белгородцам ведь играть в Бразилии. А это семь часов разницы по времени, да и добираться туда из Москвы по идеальному сценарию 19 часов. Все это колоссальная нагрузка.

Вообще год был очень сложный, включал две большие паузы по 20 с лишним дней из-за Большого чемпионского кубка и отборочного турнира на чемпионат мира. И хотя в последнем мы сами не участвовали, планировать такое окно для сборной были просто обязаны. Деваться некуда.

- В сообществах волейбольных болельщиков активно обсуждается вопрос о том, можно ли было вовсе отказаться от участия в клубном чемпионате мира. Какова ваша позиция по этому вопросу? Какие последствия повлек бы за собой такой шаг кроме ухудшения политических отношений с ФИВБ? Предусмотрены ли штрафы или санкции? Как вы лично относитесь к самому клубному чемпионату мира? Нужен ли такой турнир?

- Как таковых санкций не предусмотрено. В конце концов, можно ведь и вторую команду на турнир отправить. Другой вопрос, что это ведь все-таки чемпионат мира, пусть и клубный, и мы ни разу не выигрывали этот турнир. Мы любим ведь говорить, что у нас сильнейший национальный чемпионат в мире, но это-то турнир мы не выигрывали. Поэтому вполне нормально поехать и попытаться его выиграть. В свое время ЦСКА удалось занять второе место на первом таком турнире в 1989 году, потом до финала добрался новосибирский «Локомотив». Есть еще две «бронзы» «Зенита» в 2009 и 2011 годах. Это все. Турнир довольно неудобный и сложный, но участвовать и пытаться выиграть, на мой взгляд, можно и нужно.

- А как вам кажется, в состоянии ли «Белогорье» сейчас показать тот результат, на который вы рассчитываете?

- Да, вполне. В Белгороде сегодня выдающаяся команда. В составе четыре олимпийских чемпиона. Только что «Белогорье» выиграло Кубок России и Лигу чемпионов. Да и в нынешнем розыгрыше суперлиги это явные фавориты.

- С подачи, если не ошибаюсь, московского «Динамо» в интернете вовсю обсуждается предложенный федерацией проект реформы плей-офф, по которому медали будут разыграны в «финале шести», причем первые две команды по итогам предварительного этапа попадут в финал напрямую. В чем плюсы и минусы такого решения? В частности, насколько справедливо решение о проведении «финала шести» на нейтральной площадке?

- Во-первых, хочу сказать, что не считаю правильной ситуацию, когда клубы публикуют информацию, предназначенную для служебного пользования. Этот текст не для обсуждения болельщиками, поймите меня правильно. Это документ для обсуждения клубами. Мы поставлены в очень сложное положение. Мы должны закончить чемпионат так, чтобы Белгород успел в Бразилию, у них пятого мая первый игровой день. Мы должны вовремя отпустить игроков в сборную. В отличие от женщин, у нас 29 мая уже первые игры в Мировой лиге. У нас ситуация такая, что даже если мы заканчиваем чемпионат 15-го, у нас к 21 числу ряд игроков не успеет к началу сборов национальной команды. Если мы, как планируем, закончим 30-го апреля, игроки впервые за много лет смогут отдохнуть перед стартом международных соревнований.

Дальше. От последнего тура предварительного этапа, который пройдет 12 апреля, до конца чемпионата у нас остается 18-19 дней. Впихнуть в эти сроки одну восьмую, четвертьфинал, полуфинал и финал при любых схемах не представляется возможным. Поэтому на сокращение чемпионата мы пошли вполне сознательно. Команды с третьего по десятое место сыграют четвертьфинал, а две лучшие команды предварительного этапа сразу квалифицируются в финал.

Что касается нейтральной площадки, то, конечно, для болельщиков команд, которые отберутся в финал, жизнь усложняется. Но с другой стороны, так у нас никто не получит преимущества. Если играть на площадке одной из команд-участниц, эта команда получит весьма ощутимое преимущество. Кроме того, любители волейбола в городе, который примет финал шести, получат настоящий подарок.

- Эти изменения уже утверждены?

- Нет, решение примет исполком федерации не позже четвертого апреля.

- Есть ли противники у предлагаемого федерацией проекта?

- Нет, практически все команды согласились с предложенным вариантом. По крайней мере десять из одиннадцати команд, реально претендующих на участие в плей-офф, согласились. Именно поэтому мы не собираем совещания, как это было у женских команд, а просто берем за основу предложение директората ВФВ и выдвигаем его для утверждения исполкомом.

О снятии харьковского «Локомотива» с чемпионата России

- Расскажите, пожалуйста, об обстоятельствах, при которых происходило снятие харьковского «Локомотива» с розыгрыша суперлиги. С какими именно сложностями столкнулась харьковская команда? Предлагались или обсуждались варианты, при которых харьковчане продолжили бы участие в чемпионате?

- На Украине сложилась очень сложная политическая обстановка, и мы были вынуждены опять же применить совершенно экстраординарные меры. Игру «Локомотива» с «Губернией» мы перенесли из Харькова в Нижний Новгород. Согласитесь, мы имели основания опасаться дальнейшего ухудшения ситуации на Украине. И кроме того мы получили официальное уведомление от министерства спорта, в котором российским спортсменам рекомендовали отказаться от посещения Украины в марте-апреле. После этого ситуация в Харькове серьезно осложнилась, и команда не смогла участвовать дальше по сугубо финансовым причинам. Счета клуба были заблокированы. Сами знаете, в начале марта в восточной части Украины совсем сложно было понять, что происходит. Центробанк заблокировал счета харьковского банка, и команда лишилась даже возможности приобретать билеты. Руководство «Локомотива» прислало официальное письмо, в котором поблагодарило за допуск к участию в сильнейшем чемпионате в мире и выразило надежду на сотрудничество в будущем.

- А каковы шансы «Локомотива» на возвращение в суперлигу?

- Сейчас судить очень сложно. Еще не понятно, как будут складываться отношения с федерацией волейбола Украины.

- Снятие «Локомотива» с неизбежностью потребовало решения вопроса о турнирной таблице. Понятно, что любое решение не было бы до конца справедливым. Но все же, почему остановились именно на варианте с техническим поражением во всех матчах? Обсуждались ли какие-то иные варианты решения? Вообще положение о чемпионате России изначально предусматривает вариант со снятием участников? Или такие решения всегда приходится принимать в срочном порядке?

- Андрей, вы абсолютно правы, в этой ситуации просто не было хорошего решения. Любое решение изначально было плохим. В любом случае кто-то бы пострадал. Вопрос о снятии команды даже не обсуждается положением о чемпионате России. Эта процедура прописана в документе более высокого порядка – Регламенте ВФВ. Регламент предусматривает просто аннулирование всех результатов снимающейся команды. Но проблема в том, что мы второй год проводим чемпионат, в котором с частью команд вы играете по две игры, а с другой частью – по одной. Если бы мы просто аннулировали все матчи «Локомотива», то преимущество получали бы команды красной группы. Сейчас синяя группа, в которой выступал Харьков, получила преимущество в три очка над командами красной группы, то есть, в принципе, мы использовали вариант с техническим поражением, который предусматривается положением, но только в случае неявки команды на матч. По нашему мнению, все-таки принятый вариант самый удачный, если в данном случае вообще можно говорить об удачном решении.

- Снятие «Локомотива» кроме прочего ставит под удар и статус суперлиги, как открытого турнира. Ведь в отличие от харьковчан другой иностранный участник – «Шахтер» – показывает весьма низкие результаты. Вообще насколько принципиален для федерации открытый статус суперлиги? Будет ли он сохранен в дальнейшем? Нет ли предложений о включении в лигу других зарубежных команд?

- Конечно, нас сильно расстраивает тот факт, что в этом году «Шахтер» выступает слабо и является аутсайдером чемпионата. Нам бы хотелось, чтобы зарубежные команды, которые принимают участие в нашем чемпионате, были достаточно сильными. Харьков, например, перед снятием шел на 9-10 позициях и даже поднимался на седьмое место. «Шахтер» испытывает серьезные финансовые трудности. Состав участников на следующий год, равно как и статус суперлиги как открытого турнира, будет определять президиум ВФВ. Нам предстоит тщательно проанализировать возможность сохранения открытого чемпионата. Думаю, что это возможно, но только если украинским и белорусским участникам удастся решить свои финансовые проблемы.

- Есть ли волейбольные команды на территории присоединенного Крыма? Какого уровня эти команды? Обсуждается ли уже вопрос о включении этих команд в розыгрыш чемпионата России?

- Да, как минимум, по двум командам такой вопрос будет решаться. Это женский клуб «Керкинитида» (Евпатория) и «Крымсода» (Красноперекопск). Обе команды участвовали в украинской суперлиге. Женский клуб уже прислал просьбу о включении в чемпионат России. «Крымсода» пока молчит. Они заканчивают участие в чемпионате Украины, идут четвертыми или пятыми. Обе эти команды играли ранее в Кубке Вызова ЕКВ . Вопросы есть, и они сложные. Первый, естественно, финансирование. А второй – смена волейбольного гражданства. Это процедура не связанная с обычной сменой гражданства. Как правило, это довольно сложный процесс, но в данном случае мы рассчитываем, что ФИВБ пойдет нам навстречу и разрешит какой-то ускоренный вариант смены волейбольного гражданства.

- В случае, если эти команды все-таки будут включены в чемпионат России, то в какой дивизион?

- Реально включение в Высшую лигу А, хотя пока говорить об этом очень сложно. Уровень российской и украинской женских лиг несопоставим. Что касается «Крымсоды», то многое будет зависеть от того, когда команда подаст заявку и как сумеет укомплектоваться. Даже харьковский «Локомотив» – бессменный победитель украинского чемпионата – в российской суперлиге высоких результатов не показывал. Запускать в суперлигу команду, которая заведомо будет аутсайдером, – не самый лучший вариант. Ни для нас, ни для Крыма.

О проведении международных соревнований в России

- Не в первый уже год выбор мета проведения домашних туров первого раунда Мировой лиги делается в пользу Калининграда и Сургута. В чем основные преимущества этих площадок? Вообще каков механизм принятия решений по выбору мест проведения матчей сборной России? Насколько важна заинтересованность со стороны местных властей и волейбольных клубов?

- Проблема в следующем. ФИВБ в этом году ужесточила требования для команд, участвующих в элитной группе Мировой лиги. Требования к вместимости зала – не менее шести тысяч человек. К огромному сожалению, в России сейчас очень мало залов, которые удовлетворяют этим требованиям. Волейбольные, именно волейбольные, шеститысячники сегодня есть в Москве и Краснодаре, но Краснодар не имеет опыта проведения таких соревнований. В Сургуте зал очень сложный, называя вещи своими именами, это такой длинный ангар. Но зато мы имеем прекрасную публику, которая каждый год буквально переполняет зал. В этом году там будет проведена модернизация, установлены две дополнительные трибуны, зал это позволяет. Такие случаи в мировой практике есть. К примеру «Эрлс Корт», в котором проводились матчи олимпийского турнира в Лондоне тоже всего-навсего выставочный комплекс с временными трибунами. Уверен, Сургут тоже вполне удовлетворит всем требованиям ФИВБ. Другая причина выбора в пользу Сургута – всемерная поддержка, в том числе и финансовая, которую оказывают власти Ханты-Мансийского округа и волейбольный клуб «Газпром-Югра». И наконец, волейбол в Сургуте очень и очень популярен. Даже без рекламы люди приходят, когда же есть даже минимальная информация об играх, зал переполнен.

С Калининградом ситуация также прозрачная. Там один из лучших волейбольных залов в стране. Мы также не должны забывать, что это анклав, регион, который не принимает большого количества соревнований высочайшего мирового уровня. Администрация Калининградской области всегда идет нам навстречу. Для Калининграда это очень значимое мероприятие.

- Какие еще арены из числа тех, на которых регулярно проводятся волейбольные соревнования, чисто технически отвечают требованиям ФИВБ и могут принимать матчи Мировой лиги и Гран-при? Ведь, насколько я понимаю, например, казанский «Баскет-холл» по параметрам очень похож на калининградский дворец…

- «Баскет-холл» не вполне отвечает требованиям ФИВБ. Там немного недостаточные размеры площадки. ФИВБ требует, чтобы площадка была 40 метров в длину и 26,5 метров в ширину. Ширина «Баскет-холла» – 24,5 метра. Хотя за счет имеющихся там «карманов», нам удается приспособить арену для проведения матчей. Но дело даже не в этом, просто с завершением строительства Центра волейбола «Санкт-Петербург» волейбол ушел из «Баскет-холла». Реальной альтернативой залам, которые я уже назвал, являются только ледовые дворцы, которые при этом надо специально переоборудовать. Это что касается Мировой лиги. В Гран-при пока допускаются пятитысячники, здесь выбор несколько больше.

Можно проводить матчи в Москве, но здесь главная проблема – болельщик. Москва избалована разными видами спорта. Июнь – сложный период. В Москве есть Ходынка и Олимпийский, который можно переделать в волейбольный десятитысячник, есть и еще несколько залов. Но тут не так много любителей волейбола. Да и в волейбол интереснее играть, чем смотреть. Многие предпочтут солнечные июньские выходные дни провести в Серебряном бору на площадке, а не на играх сборной.

В регионах легче, зрители не избалованные. Я помню 2009 год, когда в Хабаровске в среду в кассе кончились билеты на матч, который должен был состояться в субботу. Люди приезжали из соседних регионов за тысячи километров, чтобы посмотреть волейбол.

- Сильно ли отличаются требования ФИВБ и ЕКВ к залам?

- Нет, отличия небольшие и касаются, главным образом, вместимости. На отборочных соревнованиях к чемпионату Европы и в еврокубках требования достаточно скромные. Кроме финалов, естественно. Финал Лиги чемпионов и чемпионаты Европы требуют пятитысячников. Что касается разрешенных параметров игровой арены, то они практически совпадают у ЕКВ и ФИВБ.

- Домашний тур Гран-при женская сборная России проведет в Калининграде. Насколько я помню, кроме одного из раундов олимпийского отбора, женская сборная в Калининграде не выступала. Соберет ли наша команда болельщиков на матчи Гран-при? Насколько велик интерес к женскому волейболу в городе?

- Финальный матч предквалификационного турнира, о котором вы говорите, в ноябре 2011 года собрал полный зал. А ведь это была игра против сборной Румынии. Думаю, калининградцам будет очень интересно посмотреть игры Гран-при, соперники ведь серьезные – Германия, Италия, Турция. В сборной России появились новые звезды. Если раньше ходили в основном на Соколову и Гамову, то сейчас появились молодые интересные игроки – Обмочаева, Кошелева и еще целый ряд волейболисток.

- Вами накоплен огромный опыт в организации международных соревнований в России. С какими проблемами приходится сталкиваться? Есть ли среди них такие, которые носят хронический характер? Каков, на ваш взгляд, общий уровень организации соревнований в России по сравнению с другими, разумеется, ведущими, волейбольными странами? В чем мы отстаем, в чем опережаем конкурентов?

- Не сказал бы, что мы в чем-нибудь отстаем. Проблемы всегда есть, но все они решаемые. Сложно, конечно, конкурировать с Польшей и Бразилией по заполняемости залов. Там волейбол – это спорт номер один, а в Бразилии №2. В России футбол, хоккей явно превосходят волейбол по популярности. В каких-то моментах нам сложно соперничать и с баскетболом, хотя мы и обходим баскетболистов по общему количеству титулов и наград в последнее время.

Что касается организации, то из года в год растет число людей в России, которые понимают, как нужно организовывать турниры и как сделать их интересными для болельщиков. Организация ведь складывается из нескольких компонентов. Это не только выполнение требований Международной федерации волейбола, но и логистика, но и прием команд и официальных лиц. Связать все воедино не так сложно, но определенно нужно понимать, как все это делается. По своему опыту могу сказать, что например вопрос размещения команд с каждым годом решать становится проще и проще, потому что в России появляются новые хорошие гостиницы. С ними становится легче договориться и о приемлемых ценах. Важно иметь вокруг себя хорошую команду организаторов, которые понимают, как и что нужно делать.

О ЦСКА, федерации и волейбольных кумирах

- Расскажите, когда и как вы стали работать в федерации? Насколько вам лично комфортно в ВФВ? Все-таки, насколько я понимаю, объем работы, которую вы выполняете колоссален.

- В федерации я работаю с января 2006 года. Я был приглашен сюда нынешним президентом, а тогда – генеральным директором федерации Станиславом Владимировичем Шевченко для работы в директорате мужского чемпионата России. Моим начальником стал Юрий Петрович Фураев – выдающийся человек, который прошел все ступени административной работы и тренерской работы в федерации с 1966 года. В 2010 году его не стало.

Позже мне было предложено заняться кроме чемпионата еще и организацией международных турниров. Первым стала Мировая лига 2006 года. Тут же пришлось проводить и финал этого турнира в Москве. Конечно, это была огромная нагрузка и страшное психологическое напряжение. Потом Мировую лигу в России я стал проводить регулярно. Был еще чемпионат Европы 2007 года, а до этого – молодежный чемпионат Европы 2006 года. Этапы Гран-при 2007, 2012 годов плюс всевозможные отборочные турниры почти каждый год. Объем, как видите, большой, работать интересно. Чувствую себя вполне комфортно и на своем месте. У нас тут собралась хорошая команда специалистов, которые кроме прочего растут, становятся опытнее.

- Растет ведь не только опыт, но и объем работы. Вам лично становится легче или сложнее со временем?

- Сложно сказать… Видите ли, каждый год приходится решать разные задачи. Мировая лига меняется, меняется и чемпионат России. Объем задач, которые передо мной стоят, примерно одинаковый, просто со временем приходит понимание того, как и что нужно делать. Работа сложная. Вернемся к началу нашего интервью. Не было предусмотрено у нас в Регламенте, что команда снимется по ходу чемпионата России или что придется менять формат проведения плей-офф. Головной боли хватает.

- А чем вы занимались до работы в федерации?

- С 1982 по 2005 год я работал в Центральном спортивном клубе армии. В 1982 году попал в дублирующий состав ЦСКА. Получилось так, что во время сборов клуба, которые проходили на базе ЦСКА на Песчаной улице, довелось жить в одной комнате и с нынешним тренером женской сборной Юрием Николаевичем Маричевым и Владимиром Романовичем Алекно, который в то время тоже был в ЦСКА. Закончить мне пришлось очень рано – в 1986 году, из-за травмы спины. Потом работал вторым тренером ЦСКА-2, с 1991 года – старшим тренером и начальником ЦСКА. Руководил командой тогда Владимир Григорьевич Кондра, а затем Олег Алексеевич Молибога. С 2001 по 2004 год я работал в управлении Центрального спортивного клуба армии, то есть в «большом ЦСКА». Потом еще возвращался на короткое время в команду, но, к сожалению, получилось так, что в то время волейбол оказался не нужен ЦСКА. Я уволился из армии, проработал короткое время в женском «Факеле» и в Одинцово. Ну, а перед приходом в федерацию некоторое время успел поработать в мужском волейбольном клубе «Динамо» (Москва).

- В какой мере вам в вашей работе помогает предыдущий опыт игрока, администратора и тренера в волейбольном клубе? Насколько вообще это важно для сотрудника федерации, на ваш взгляд?

- Я думаю, что «не надо задавать глупых вопросов». Это не про ваш вопрос. Это про ситуацию, когда к нам приходит человек из другого вида спорта и задает вопросы, для ответа на которые нужно опускаться до уровня детско-юношеской спортивной школы. Мне ничего объяснять было не нужно. Опыт игрока у меня, может быть и не очень большой, но опыт тренерской работы позволяет мне понимать, как должны строиться отношения в команде, тренировочный процесс, как вообще должна выстраиваться спортивная пирамида от детских команд до олимпийских сборных.

Мне в жизни невероятно повезло, потому что те люди, которые были моими руководителями и учителями в разное время, – это выдающиеся спортсмены, тренеры и спортивные администраторы. Это и первый тренер Надежда Ильинична Шелехова, которая до сих пор работает, несмотря на возраст. Это и тренер ЦСКА, а ныне спортивный директор и тренер женского клуба Динамо Леонид Николаевич Зайко, и Валерий Арьевич Клигер, недавно справивший свое 75-летие, заслуженный тренер СССР, и Юрий Борисович Чесноков – один из величайших тренеров современности. Как я уже говорил, долгое время довелось поработать с Олегом Алексеевичем Молибогой – выдающимся спортсменом и тренером. Дмитрий Иванович Селиванов, который сейчас заместитель начальника ЦСП Минспорта, был моим непосредственным руководителем в ЦСКА, а Андрей Львович Маликов, с которым я тоже работал, наверное лучше всех понимал спорт в целом. Мне очень везло с начальством. В федерации же сложились хорошие рабочие отношения с руководством, не в последнюю очередь потому, что все нынешние руководители – в прошлом отличные спортсмены, которые превосходно понимают волейбол и сами продолжают играть, но уже как ветераны.

- Кого из игроков, которых вы лично видели в деле или с кем доводилось встречаться на площадке, вы могли бы назвать своими кумирами?

- С давнего детства нас приучали смотреть на волейбол с другой точки зрения. Не болеть, а анализировать и понимать, что происходит и почему. Звездная команда ЦСКА начала 1980-х навсегда останется для меня одним из самых дорогих воспоминаний. Кроме названых уже Молибоги и Кондры это Александр Борисович Савин, Юрий Петрович Панченко – люди, которые в свое время сделали очень много для советского волейбола. Наверное, это еще юношеское восприятие, но тогда это точно были мои кумиры. Невозможно передать ощущение, когда ты потом приходишь в команду и рядом с тобой во время обеда сидит живая легенда. А когда ты с такими игроками еще и тренируешься вместе, это уже совершенно невероятно.

- Кто привел вас в волейбол? Где начинали тренироваться? Когда поняли, что свяжете жизнь с волейболом?

- Папа привел меня ребенком в ЦСКА. «Плох тот солдат, который не мечтает в своем ранце носить маршальских жезл», как сказал Наполеон. Когда попал в команду мастеров, понял что хочу остаться в волейболе на всю жизнь. И когда мне предложили работу в ЦСКА-2, я долго не размышлял.

- Ясно, что у замечательных успехов российского волейбола в последнее время масса разнообразных причин. Но если бы вас попросили назвать три-пять самых главных, что бы вы ответили?

- Не хочется сглазить, но я бы сказал, что у нас очень сильный чемпионат. В последние годы мы говорим, что он сильнейший в мире. Наверное, так и есть. Сложился костяк клубов, которые очень сильны в России и за ее пределами. Как видите, мы три года выигрываем Лигу чемпионов, и каждый раз это делает новая команда. Плюс постоянно кто-то приносит еще какие-то трофеи. В этом году у Нижнего Новгорода в финале не сложилось, но это ничего. У нас, к счастью, в отличие от ряда других видов спорта, достаточно чистый чемпионат. Ни допинговых скандалов, ни договорных матчей. Плюс, несмотря на страшную экономическую ситуацию девяностых годов и последовавший дикий провал в детском спорте, когда огромное количество детских тренеров просто ушли, чтобы выжить, мы сумели сохранить систему детской подготовки, и систему юношеских и юниорских команд. Как результат, в прошлом году кадетская и юниорская команды показали блестящие результаты в Европе и мире. Важным показателем здесь является, на мой взгляд то, что во всех наших сборных командах и большинстве клубов сегодня работают российские тренеры, которые лучше понимают менталитет наших игроков. Ну, и наконец, не в последнюю очередь, последние успехи объясняются неплохим и стабильным финансированием.

Беседовал Андрей ФЕДОТОВ

© 2001-2018 ВФВ
Московская область, Красногорский район, 26-й км автодороги «Балтия», бизнес-центр «Riga Land», Строение 5, подъезд 1, этаж 3.
тел.: (495) 637-00-00, 637-08-50
e-mail: vfv@volley.ru