Новости
Чемпионат РоссииКубок РоссииЕврокубкиСборныеПляжный волейболНовости ВФВЛента новостейОбзор прессыFacebook











Обзор прессы
НовостиОбзор прессыПресса 8 июня. Спорт День за Днем. Алексей Спиридонов: Мой друг Кержаков ненавидит «Спартак»
8 Июня 2018, 14:35Печать
Пресса 8 июня. Спорт День за Днем. Алексей Спиридонов: Мой друг Кержаков ненавидит «Спартак»

К оригинальности Спиридонова отношение полярное. Одним по душе его провокационные жесты трибунам и запрыгивания на судейский столик. По их мнению, так он рекламирует российский волейбол. Другие убеждены в его социальной опасности. Третьи воспринимают новости о его перепалках в социальных сетях как поднадоевший репертуар фрика. Хотя Спиридонов — чемпион Европы, двукратный чемпион России и двукратный победитель Лиги чемпионов. Отец двоих детей.

 

Алексей пригласил корреспондента «Спорта День за Днем» в свой загородный дом, на юго-западе от Москвы, чтобы обсудить, сколько в его поведении настоящего и напускного.

 

Удар по скамейке

 

— Слышал, меня называли ведущим пиарщиком российского волейбола, — Спиридонов сразу начинает с главного. — Волейболу, возможно, от этого хорошо — скандальные истории добавляют популярности. А я часто страдаю от своего имиджа.

 

— Как?

— Многим руководителям и тренерам претит, когда игрок придерживается независимого мнения и говорит, что считает правильным. Но я из-за этого включать «заднюю» не собираюсь. Я такой, какой есть.

 

— С каких пор?

— Всегда таким был! Меня таким принимают, почему я должен меняться? Если б никому не был нужен, еще можно было бы на эту тему порассуждать. Но я из «Енисея» возвращаюсь в «Зенит». Это, наверное, показатель. Не худший клуб мира меня пригласил.

 

— С вами проводились беседы на тему эксцентричных выходок?

— Да. Не нравятся руководителям необычные поступки — хотят, чтобы все были одинаковыми. За последний год я выплатил за красные карточки штрафов примерно на триста тысяч рублей. Плюс меня дисквалифицировали на два матча, один из них в плей-офф.

 

— Что вы натворили?

— Ударил с ноги по тренерской скамейке. Своей же команды. Что здесь такого?

 

— Неспортивное поведение.

— Вот и они вроде так записали. Но, во-первых, я ударил по нашей скамейке, а не соперника. И это не было проявлением негатива в чей-то адрес. Просто выразил эмоции. У меня нога потом вся синяя была (улыбается). А год назад было разбирательство во Всероссийской федерации волейбола. Дисциплинарная комиссия проводила со мной воспитательную беседу — там люди сидели с умным видом. Еще меня вызывал президент ВФВ Станислав Шевченко.

 

— За инцидент с главным судьей во время матча?

— Конечно. Судье этому Бог судья (смеется). Я считаю, что был тогда прав.

 

— Восстановим картину той игры.

— Играли с «Енисеем» в Нижневартовске, где нас, по моим ощущениям, сливали. Арбитр совсем непонятно тогда свистел. Я подошел к нему: «Тебе если денег дали, я столько же дам, ты только суди честно». А он потом этот эпизод в другую сторону повернул.

 

— Вы тогда уже на разминке умудрились получить желтую карточку.

— В российском волейболе решили запретить на разминке касаться столбов. Везде можно, а у нас стало нельзя. Хотя столбы часто использовали во время разминки. Для растяжки, например. Как и я тогда. В тот момент судья мне ничего не сказал. А перед первым свистком, при счете 00, показал желтую карточку. Я уже тогда понял, что это будет «слив». На мой взгляд, за исключением трех-четырех арбитров, качество судейства в нашей Суперлиге слабое. Надоели элементарные ошибки. В плей-офф, конечно, электроника помогает — все можно на видеоповторе посмотреть. Но я думаю, видеоповторы надо вводить повсеместно — в регулярном чемпионате тоже. Чтобы человеческий фактор не влиял на судьбу эпизодов.

 

— Под «сливом» вы понимаете низкую квалификацию судейства?

— Утверждать о преднамеренных ошибках не могу — я не видел, чтобы деньги в конверте кому-то передавали. Но думаю, в волейболе, как и в других видах спорта, предвзятые решения тоже бывают.

 

— А в волейболе есть двойные стандарты?

— Конечно! Когда позволял себе «пошуметь» в форме «Зенита», судьи реагировали по-хорошему: «Леха, успокойся». Но стоило мне то же самое сделать после перехода в «Енисей», желтую карточку показывали без малейших предупреждений.

 

Сутки в СИЗО

 

— Владимир Алекно в качестве воспитательных мероприятий устраивал игрокам экскурсии в колонии. Вы там бывали?

— Нет, я тогда в «Зените» не играл. Хотя практика полезная — не с чужих слов услышать, а увидеть другой мир своими глазами. Я же в СИЗО и без Алекно побывал. Мне индивидуального тура хватило, чтобы глубоко о жизни задуматься.

 

— Когда это было?

— Давно уже очень, в 2011 году.

 

— Что случилось?

— Да недоразумение произошло. Пьяный сел за руль. Не в слюни, конечно. На ногах стоял.

 

— Полицейские знали, кого они задерживают?

— Нет.

 

— Рассказали им о себе?

— А что я мог рассказать? Я тогда был еще не настолько популярен и раскручен. Мировую лигу со сборной мы выиграли в июле, а это случилось 1 апреля. В день дурака.

 

— Сколько в СИЗО пробыли?

— Больше суток.

 

— Первая мысль в камере?

— «Каким же надо быть дол…м, чтобы здесь оказаться». Хотя и говорят «от сумы и тюрьмы не зарекайся», мне хватило пары взглядов вокруг, чтобы понять: здесь делать нечего, лучше вечером сидеть у себя дома в кресле, пить чай или что-то там еще и футбол смотреть, чем в камере.

 

— Что было дальше?

— Помогли знакомые. Приехали — переговорили. И на следующие сутки вытащили меня оттуда. В 2011 году уладить подобную ситуацию было полегче. Сейчас, думаю, последствия могли быть гораздо суровее.

Луческу достал!

 

— Парадокс. Вы игрок «Зенита», но болельщик «Спартака». Как это могло случиться?

— Начнем с того, что «Спартак» — народная команда. Посчитайте, сколько в нашей стране болеет за красно-белых и сколько, например, за ЦСКА.Если они даже никак не могли собрать аншлаг на своей «унитаз-арене».

 

— Какой-какой арене?

— «Унитаз» (смеется). Присмотритесь сбоку к стадиону ЦСКА. А еще лучше — сверху. На унитаз похож. Но мы о чем? Они даже на Лигу чемпионов не могли заполнить трибуны. А у нас даже на «Амкар» собрался полный стадион!

 

— Ладно, с этим разобрались. Другие причины болеть за «Спартак» были?

— Конечно. Я этой командой впечатлился еще в конце девяностых. Когда красно-белые брали в России один титул за другим. С тех пор я только за «Спартак».

— Армейцы для вас — главные антагонисты в футболе?

— Да. Вместе с «Зенитом».

 

— Когда к нему появился антагонизм?

— При Луческу. Достал своим нудежом — это ему не так, то против него, одни оправдания. Все кто угодно вокруг были виноваты, кроме него со своим «Зенитом». Я очень рад, что в прошлом чемпионате он остался пятым.

 

— Дружить с Кержаковым это не мешает?

— Ничуть. Он, кстати, ненавидит «Спартак». Стоит команде проиграть — пишет мне сообщения, подкалывает. Керж на самом деле хороший парень. Человек слова. Проспорил мне — приехал в Москву и рассчитался.

 

— На что спорили?

— Чемпионство «Спартака». Кержаков не верил, что мы в прошлом году выиграем золото. Когда это случилось, я выбрал самый дорогой ресторан, и Керж там проставился. Посидели, «Зенит» со «Спартаком» пообсуждали. К нам еще Евгений Кафельников присоединился.

 

— Кержаков доволен тем, как завершилась его футбольная карьера, или рассчитывал в «Зените» на большее?

— Мы с ним эти дела не обсуждали. Обычно говорим о жизни, о футболе, волейболе. Саша о нашем виде спорта хорошо осведомлен: знает игроков, интересуется новостями, всегда что-то спрашивает.

 

— Прошлым летом поход на футбол закончился для вас в отделении полиции. Что все-таки тогда случилось?

— Я шел на матч «Спартак» — «Локомотив». Прибыл на «Открытие-Арену» в приподнятом настроении — накануне у меня родился сын. Пьяным я не был, просто шел с банкой пива. Когда ее уже допил и выбрасывал в урну, появились полицейские.

 

— Информация об этом быстро облетела Интернет. Полицейские вас узнали?

— Нет. Меня узнали уже в отделении. Там, по-моему, сидят более интеллектуальные и осведомленные люди. Работа следователя или дознавателя предъявляет другие требования. А те, кто на улице оформляет задержания, не особо далекие люди. Мне кажется так.

 

— Что написали в протоколе?

— «Нарушение общественного порядка — распитие спиртных напитков в неположенном месте». Выписали пятьсот рублей штрафа. Я его, кстати, заплатил.

О чем в Питере лучше молчать

 

— Вы могли стать зенитовцем еще год назад?

— Когда в Питере создавали волейбольный «Зенит», ко мне был интерес. Но потом вышло интервью главного тренера Александра Климкина: Спиридонова не будет в Питере, потому что он болельщик «Спартака».

 

— Серьезно?

— Так я же в газете прочитал. Отправил Климкину ссылку на интервью и написал: «Главное, чтобы вы в Питере тренером задержались. Я-то себе команду найду».

 

— Что он ответил?

— Он мне быстро перезвонил, сослался на журналистов. Мол, может, что-то и сказал на эту тему, но журналисты приукрасили. Вообще я в курсе, что в Петербурге лишний раз о «Спартаке» лучше не упоминать.

 

— От кого в курсе?

— Мой друг — весьма известный игрок баскетбольного «Зенита». Он тоже в футболе болеет за «Спартак». Сказал об этом журналистам, и у него были проблемы. Интервью или вообще не пропустили, или удалили сразу после публикации.

 

— А вас могло заинтересовать предложение из питерского «Зенита»?

— Конечно! Новый клуб с высокими амбициями. Первый сезон это показал — вышли в финал. Допускаю, что раньше или позже я приеду играть в Питер.

 

— В финале питерскому «Зениту» было по силам всерьез зарубиться с казанским «Зенитом»?

— Нет. Сухая победа (3:0) объективно отражает расклад сил. Сегодня никто не может играть на равных с Казанью. Нереально.

 

— Уходя из «Зенита» из-за малой игровой практики, вы сравнивали себя с соловьем, который перестает петь, если его сажают в клетку. Сейчас вы возвращаетесь в «Зенит»…

— Я же эти два года не сидел на скамейке. Постоянно играл в «Енисее», был ведущим нападающим. Раз позвали обратно, значит, мою роль оценили. Кроме того, сейчас из «Зенита» уходит Леон — лучший волейболист мира. Я с ним два года в паре разминался. Феноменальные данные. На что ни посмотри — все у него на высшем уровне: атлетизм, скорость, координация, потрясающая техника. Любой прием может виртуозно исполнить.

 

— Владимир Алекно с казанским «Зенитом» продолжает выигрывать все и везде. Что для этого надо, кроме беззаботного финансирования и богатого выбора игроков?

— У Алекно на тренировке поблажки невозможны. Молодой ты или ветеран — исключений нет. Но без перегибов. Когда можно отдохнуть, он сам скажет: «Ребята, сегодня можете посидеть». Я повидал разных тренеров. К некоторым на тренировки ходили как на опостылевшую рутинную работу. У Алекно не так.

 

— Встречали тренеров лучше, чем Алекно?

— Лучше, наверное, нет. А вот хороших тренеров встречал. Мне нравилось работать в сборной с Андреем Воронковым. С ним и отношения сложились корректные и открытые.

 

— В связке тренер — игрок это редкость?

— Мне подлые попадались. В глаза они говорили, что я их устраиваю, а потом просили руководство меня выгнать. Якобы не могли со мной работать. Мир не без подлых людей.

 

— Просили этих тренеров объяснить свое лицемерие?

— Нет. Мог просто пройти мимо них и не подать руки.

 

Шутка над Уткиным

 

— Ваши зарубы в «Твиттере» вызывают столько же обсуждений и возмущений, как и некоторые поступки на площадке.

— Смешно, когда кто-то относится серьезно к моим постам в «Твиттере». Мне просто хочется пошутить, подразнить болельщиков ЦСКА и «Зенита» после их поражений. Поэтому такие шансы не упускаю. Нравится над ними поугорать. С утра напишешь им привет, смотришь, как они начинают нервничать, на полном серьезе отвечать, и настроение сразу поднимается.

 

— В бан отправляют?